siriko
Семпай, если больше сыра - больше дырок, больше дырок - меньше сыра. Больше сыра - меньше сыра? О.о
Проблемы
Автор: siriko

Фэндом: Bleach

Пэйринг или персонажи: Ичиго, Рукия, Бьякуя , Рендзи (персонажи и пары будут добавляться по мере написания)

Рейтинг: PG-13
Жанры: Психология, POV, Hurt/comfort, AU

Размер: Мини, 12 страниц
Кол-во частей: 8
Статус: заморожен

Описание:
давайте представим, что Рукия сестра богача, который подарил ей одну компанию, страдает от психологический проблем...

Посвящение:
Благодарю авторов: Хана_Вишнёвая за её фанф "В Токио осень", " Foxkiller за фанф "Телохранитель", без которых не было бы самой идеи моего фанфика.

Публикация на других ресурсах:
Вам оно надо? А если надо, то со мной всегда можно договориться)))

Примечания автора:
Размер, рейтинг и жанры могут меняться по мере написания, если вы конечно захотите его читать, а если захотите, то оставляйте побольше комментариев и аргументированно критики



Поздняя весна. Середина мая. Это время года она любит больше всего. На улице уже тепло, но ещё не жарко и назойливые комары не достают. Золотая середина.
Она сидит на улице на спинке скамейки и думает о своей жизни. Родители давно погибли в автокатастрофе. Слишком банально, чтобы быть интересным. О них она помнит лишь одно: у мамы волосы пахли молочным шоколадом, а у папы фундуком.
Бьякуя, её старший брат. Он взял к себе девочку, как говорят служанки, очень похожую на его погибшую жену. Возможно жалость... Как выяснилось совсем недавно, его женой была её старшая сестра. Нет, обещание...
Так вот она сидит на спинке скамейки и жуёт молочный шоколад с фундуком.



Он улыбался, а она непонимающе смотрела...


А люди вокруг такие холодные и страшные. Нет, снаружи они красивы, а внутри ужасны. Идут мимо, и ни кого не волнует девушка сидящая на спинке скамейки. А некоторые могут кинуться вылизывать ей ноги, только узнав о её социальном положении. А этой девушке, быть может, плохо, нет, не физически, душевно. А за холодной маской безразличия она скрывает обжигающую бурю эмоций.
Из раздумий девушку вывел парень со звуком упавший на скамейку. В эту же секунду на колени девушки упала дешёвая упаковка сока. Удивлённо взглянув на незнакомца, она с удивлением увидела на его лице жизнерадостную улыбку.
— Мы знакомы? – слегка удивлённо спросила девушка сухим голосом.
У него ярко-рыжие волосы и тёмно-медовые глаза. А по утрам он, наверное, и не причёсывается. А он высокий. Их глаза сейчас практически на одном уровне, хотя девушка сидит на спинке скамейки. Наверно если они встанут девушка, наверное, и до плеча-то ему не достанет, а на вид они ровесники. Одет он не бедно, но и не сказать что богато. В белую футболку и чёрные джинсы, на правой руке плетеный браслет, а в левой он держит пакет с соком. Нет, они явно не знакомы. В круг её знакомых входят только состоятельные люди, он на такого не похож.
— Нет, — улыбка не сходила с его лица, а руки распаковывали сок.
— Но зачем, — девушка вопросительно подняла бровь, — Вы тогда ко мне подошли?
— Во-первых давай на Ты, — рыжеволосое чудо с шумом втянуло сок через трубочку, — А во-вторых: просто ты сидела с таким убитым лицом. Не могу я так смотреть на людей, которых что-то мучает.
— И не смотрел бы, — обычно она не хамила людям, но этот парень выбил её из колеи.
— Даже если бы не смотрел, не смог бы уснуть потом.
— Но мы ведь даже не знакомы, — попытка протеста подавленным голосом.
— И что? – его улыбка немного потухла, — разве я не могу волноваться за незнакомого мне человека?
— Но... это как-то необычно...
— Хм, — а сейчас на его губах заиграла лёгкая ухмылка, — знаю...
— А-а-а, — рассеянно протянула девушка, — я Рукия.
— Ичиго, — парень протянул девушке руку для рукопожатия.
— Ах, да, — она явно не привыкла к тому, что ей пожимают руку, обычно мужчины эту самую руку целуют.
Некоторое время они сидели в тишине. Рукия всё крутила в руках пресловутую банку с соком, когда Ичиго всё это надоело, он вырвал её из рук девушки и «лишил баночку трубочкой девственности» (*да-да, автор сам в шоке от того, что сказал).
— А, — вопросительно сказала девушка, беря банку, — почему сок?
— Ну, — Ичиго рассеянно почесал затылок, — ну, ты шоколад ела, ну вот я и подумал, что...
— Ясно, — на мгновение её губ коснулась лёгкая улыбка, но глаза всё равно остались печальными, рука сама собой протянула парню плитку шоколада, — хочешь?
— А? – видимо он над чем-то задумался, — шоколад? А, ну давай.
— Смешной ты, — произнесла Рукия с лёгкой улыбкой столь необычной для неё, что девушка даже удивилась.



"Она ела шоколад, а он не мог оторвать от неё взгляда..."


POV Ичиго
И какой чёрт потащил меня на ту улицу? Был бы сейчас дома, лежал в кровати, слушал бы музыку. Так ведь нет... Сижу на какой-то грязной скамейке, на многолюдной улице, сижу и не могу оторвать взгляд от её взволнованного лица. Ну не такой я человек, что могу пройти мимо мучающегося человека! А её явно что-то мучает, даже с такого расстояния вижу её печальное лицо. Ну вот, сейчас если даже и уйду, она долгие недели будет мне сниться. Будет сниться это печальное лицо.
Хм. Она ест шоколад, хороший повод познакомиться, подав ей какой-нибудь воды. Хотя нет... Не надо знакомиться. Легче рассказать о наболевшем, совершенно незнакомому тебе человеку. Эх, надо идти за соком, а то она уйдёт.
Ну, вот сел рядом, кинул ей сок на колени, а она смотрит на меня каким-то отрешённым непонимающим взглядом. Хм... даже холодок по спине прошёлся, много я людей с проблемами видел, и в больнице у отца и на улице, и бездомных и вполне состоятельных людей, но чтобы так... А взгляд какой-то сумасшедше-ледяной, такой бывает у людей, которые давно потеряли надежду и пытаются скрыться от людей за какой-то маской безразличия, правда это у них обычно плохо получается. Вот и сейчас...
— Мы знакомы? – её голос звучит удивлённо, но лицо так и осталось каменным, даже страшно.
— Нет, — ответил, улыбаясь, как идиот и чтобы занять чем-нибудь руки начинаю распаковывать сок.
Хм. А её губы и щёки запачканы шоколадом. Даже мило как-то. Странная она. Сухо задала пару бессмысленных вопросов, на «Вы» обращается (наверняка богатенькая девочка). Ну вот, представиться пришлось, не хотел я так...
Протянула шоколад наверное сама не ожидала от себя такого. Улыбнулась, на её лице отразилось столь сильное удивление, что даже смешно стало.

* Через несколько часов. Поздняя ночь.
Ну вот, уснуть не могу... О ней думаю...Чёрт! Уже 3 часа ночи мне вставать надо рано, а я уснуть не могу, о ней думаю... А-а-а! Чтоб я ещё к кому-нибудь на улице подошёл! Никогда! Хм... А она красивая. Интересно, а... Чёрт о чём я думаю?! А! Всё, спать! Выпью снотворное и спать!




— Спасибо, — поблагодарил парень, отламывая кусочек от плитки шоколада.
— Рассказывай, — твёрдо произнёс Ичиго, ставя сок на скамейку и выжидающе смотря на девушку.
— Что рассказывать? — она была очень удивлена.
— О том, что тебя мучает, — спокойно пояснил парень, — расскажи, легче станет.
— Но, — Рукия впала в ступор, — мы почти не знакомы.
— Вот именно, — разъясняя, ответил Ичиго, — поэтому рассказать мне будет легче, чем знакомому. Вероятнее всего мы можем больше не встретиться, поэтому ты можешь рассказать мне всё что угодно.
— А если я буду врать?
— Ну и что? Но врать ты точно не будешь.
— С чего ты взял? – её брови поползли вверх.
— Просто знаю, — он улыбнулся ещё теплее, чем раньше от чего тело девушки пробила дрожь, — я жду.
— Ну... ладно...
Теребя в руках всё ту же несчастную банку из-под сока, она начала свой нескладный рассказ.
— У меня есть старший брат. Это единственный родной человек, который у меня есть. Ну, точнее не совсем родной... Постараюсь объяснить... У меня была старшая сестра, когда наши родители погибли, мы были совсем маленькие... Она оставила меня на улицах города, умирать оставила... А сама через несколько лет полюбила Бьякую-сама и вскоре вышла за него замуж. Вскоре она сама умерла, а перед смертью попросила своего мужа найти её младшую сестру, то есть меня и воспитывать меня как родную. Ну... Нии-сан меня нашёл и, если честно не знаю, как, но сделал меня своей сестрой. Мне тогда было семь лет, как раз в школу идти. Но... понимаешь почти всю свою сознательную жизнь я жила на улице, воровала, конечно, и... Как меня такую дикарку и на улицу? Я и у Бьякуи-сама первое время воровала и сбегала от него... Но он человек богатый, меня быстро находили. Так вот... когда я жила на улице у меня был только один друг. Мы везде вместе ходили, воровали, спали часто на одной кровати, ну и всё такое... А когда Бьякуя-сан забрал меня к себе, он запретил мне с Ренджи общаться, это друг мой. Собственно в основном из-за этого я и сбегала от него... Через несколько лет Нии-сан меня всё-таки «приручил». Стала на банкеты всякие ходить, на открытия, на праздники какие-то, которые устраивали его знакомые и коллеги. А там всё одинаково, надо вежливо улыбаться, «правильно» говорить, ходить, есть... А брат строгий, даже дома, даже когда я в комнате одна, нельзя нарушать правила, которые кто-то когда-то придумал... А знаешь это сложно, даже на улице порой было легче, иногда я даже жалею что Нии-сан меня к себе забрал. Правда, несколько лет назад начал говорить, что я совсем на растение похожа, стала, он мне даже с Ренджи разрешил видеться, а так как он старше меня то через некоторое время даже к себе в помощники взял, документы там всякие проверять... но...
Шоколад был давно съет, сок выпит, а сама девушка уже сидела на скамейке рядом с Ичиго. Говорила она взахлёб, будто что-то внутри прорвалось. Иногда наступали долгие паузы, во время которых она украдкой поглядывала на рыжеволосого слушателя, как бы ища поддержки. А Ичиго слушал сидя с серьезным видом, будто что-то анализировал.

Выложу пока только часть, остальное потом, если кто конечно прочитает и отзыв оставит...




— Но... Всё равно как-то душно... Будто задыхаюсь... Стою, бывает на улице и будто кислорода не хватает. А иногда мне кажется, что Нии-сан меня совсем не любит. И заботится обо мне лишь из-за того, что этого попросила Хисана. А ещё есть столько мелких проблем, что хоть вешайся. Знаешь... Я... Я два раза пыталась покончить с собой...
От последних слов Ичиго подавился воздухом. Он конечно много разных людей с проблемами встречал, но такое было редкостью.
— Ну что ты так смотришь? – её голос звучал отчаянно-умоляюще, а глаза так и бегали, — что? Презираешь меня? Да?! Все призирают! А кто не призирает, тот жалеет! Но жалеет, так как жалеют пьяниц! Ты ведь так думаешь, да? Да?
— Нет, — он попытался выдавить тёплую улыбку, — совсем нет.
— Да это и не важно! Я уже привыкла. Так вот... а меня оба раза спасли. Иногда жалею об этом. Нет, я правда жалею... А ещё... Раньше у меня был учитель, он мне очень нравился, очень... А потом он умер... Его загрызла собака... Представляешь, здорового мужика собака загрызла насмерть? Так вот... через три дня после похорон я и решила умереть... А второй раз когда... когда... когда надоело всё в общем! Понимаешь?
— Понимаю.
— Да ничего ты не понимаешь! – и помолчав добавила, — я уже не знаю, что рассказывать.
— Учишься хоть где-нибудь?
— Учусь. На экономиста. А ты знаешь, что профессию будущую мне брат выбрал?
— Теперь знаю, — ответил Ичиго улыбнувшись.
— Смеёшься да?
— Нет.
Минуты две они сидели молча. Ичиго взглянув на наручные часы вскочил и затараторил:
— Ой, мне, правда, пора! Я уже опаздываю! Может, ещё увидимся когда-нибудь! До встречи!
И убежал в неизвестном направлении.
— До встречи, — повторила девушка шёпотом в никуда провожая взглядом странного паренька, — может, и увидимся, кто знает.
Резко встав девушка зашагала к стоящей недалеко машине. Уже сидев в прохладном салоне и едя домой девушка улыбнулась и сказала сама себе:
— А ведь и, правда, стало легче.
Заехав через главные ворота Рукия завезла машину в гараж и направилась к главному залу дома. Уже в коридоре она услышала знакомый голос.
— Кучики-сан, в этой папке все отчёты за последние шесть месяцев. Куда их положить?
— Ренджи! Я же сказал не сейчас! Положи их на стол в моём кабинете.
— Хорошо, Кучики-сан.
В этот момент в зал вошла Рукия и, кажется, даже часы остановились. Большой Зал был почти пуст не считая мебели и двух человек. Первым был высокий черноволосый мужчина лет тридцати, который сидел сейчас в роскошном кресле у стены больше походившем на трон. Вторым же человеком был уж не парень лет двадцати с маленьким таким хвостиком. У него были странные волосы красного цвета, убранные в не менее странную причёску и татуировки место бровей.
Увидев Рукию они сразу же замолчали и повернулись в её сторону. Красноволосый ни чего не сказал, а только нежно улыбнулся и кивнул.
— Как прошёл день? – спросил черноволосый мужчина.
— Хорошо, Нии-сан— девушке даже не пришлось выдавливать улыбку, она сама появилась на её губах.
Парень и мужчина переглянулись. Они, да и не только она давно уже не видели на её лице искреннюю улыбку.
— Рукия, что-то случилось? – спросил Ренджи.
— А почему должно что-то случиться? – она удивлённо приподняла брови, — Ренджи, Нии-сан, я пожалуй пойду к себе.
— Да, конечно, — пробормотал Кучики, провожая взглядом сестру.
— Что это с ней?
— Откуда я знаю?

Зайдя в свою комнату Рукия сразу же прыгнула на кровать. Именно прыгнула, с разбегу так, при этом улыбаясь. Давно с ней такого не было. «Всё благодаря ему, тому парню, Ичиго кажется» — пролетело в голове у девушки. И тут же, чтобы прогнать ненужные мысли встала, по дороге захватив большое махровое полотенце и тёплый любимый халат.
Ледяной душ хорошо отгонял мысли об Ичиго. Простояв под ним минут десять, девушка наспех вытерлась полотенцем и легким движением набросила на плечи халат. Зайдя в комнату шлёпая по полу мокрыми ногами, девушка легла на кровать и по уши закуталась в одеяло. Только оказавшись в тепле, девушка окунулась в сон, всё же сегодня у ней был трудный день.

P/S: Я таки её дописала))) Одну главу — три месяца! Жестоко...




Глава 5. Она проходит мимо...
"Она проходит мимо, и лёгкий аромат её духов нежно обволакивает его тело"


«И я снова проснулся в холодном поту. Так резко сел, что голова закружилась. Опять кошмар приснился. Каждую ночь, уже целых два месяца с тех пор, как я её увидел, мне снится один и тот же сон.»
Ичиго бросил взгляд на настольные часы и чертыхнувшись встал. Прошёлся быстрым шагом по комнате собирая валяющиеся на полу одеяло и подушку.
— Ну почему она так мне в сердце запала? Уже второй месяц она мне снится, уже второй месяц я не могу выспаться, уже второй месяц я просыпаюсь в четыре утра... Чёрт! Да кто же ты такая, Рукия?
Ичиго сел на кровать и закрыл лицо руками. Он пытался собрать в кучку все почему-то разбежавшиеся в разные стороны мысли.
Его размышление прервал телефонный звонок. Куросаки с раздражением искал телефон и нашёл его почему-то под кроватью, хотя прекрасно помнил, что клал его на кровать, рядом с подушкой.
— Алло! – «Кто же звонит в такую рань?»
— Куросаки-сан? – звучит в трубке приторно сладкий голос, который не предвещает ничего хорошего, — я не разбудил?
— Нет, — «А то он не знает, что я не сплю», — вы что-то хотели, Урахара-сан?
— Да-да. У меня к Вам радостная новость,
— Да? И какая же? – подозрительно спросил Куросаки.
— Вас уволили, Куросаки-сан, — ещё более оптимистическим и весёлым голом буквально пропел Урахара.
— О, да – раздражённым голосом, — какое радостное начало дня!
— Но-но, постойте, один богатый человек, хочет нанять Вас на работу. Вы можете подъехать ко мне к десяти часам утра? До встречи, Куросаки-сан. Жду.
— Да, конечно. До встречи, – сказал Ичиго в пустоту и еле слышно продолжил, — и стоило звонить в такую рань?
Найдя на столе МP3 плеер, Куросаки одел наушники и лёг в кровать. Он прекрасно знает, что сегодня ему больше не уснуть. У него уже круги под глазами. Карин уже подозрительно смотрит в его сторону, Юзу сочувственно вздыхает, а Иссин кричит что-то про то, что у его мальчика первая любовь.
— Как же я устал! – обречённо стонет Ичиго, растягиваясь на кровати.
Слушая музыку Куросаки почему-то всегда успокаивался. В такие моменты он вспоминал маму. Как в детстве она пела ему перед сном. Без этого маленький Ичиго не мог уснуть, а мама подолгу сидела у его кровати и тихо-тихо пела сыну колыбельную. Это было давно. Жаль...

Рукии становиться всё хуже и хуже. С каждым днём счастье, что плескалось у неё в глазах в тот день изчезает. Нам с Кучики-саном так и не удалось узнать, что же с ней случилось. С каждым днём Рукия выглядит всё более подавленной. Такими темпами, если что-нибудь не предпринять она станет такой же, как и тогда. И кто знает, что её придёт в голову? Хотя Кучики-сан и говорил, что возьмёт на работу человека, который сможет Рукию защищать и эмоционально поддерживать, но я очень сильно сомневаюсь, что это поможет. Рукия сильно подавлена. Ей нужно что-то, в чём она видит смысл жизни, так нам сказал психолог. Но даже мне, своему лучшему и чуть ли не единственному другу она не доверяет. Чёртова Кучики! Что же ты с собой делаешь?! И с нами заодно.

Рукия сидела у себя в комнате и смотрела на солнце. Глаза уже давно болели, но девушка и не собиралась отворачиваться или хотя бы моргать. Оно напоминало ей о чём-то тёплом и родном. Но вот только о чём именно память упрямо не хотела ей подсказывать. Девушка знала одно – это самое «что-то» ей нужно, нужно прямо сейчас, в эту самую минуту. А пока что его нет можно и на солнце смотреть. Оно тоже тёплое и родное. И пускай небо сегодня серое, а солнце тусклое. Как будто оно за ночь не выспалось...



"Он убегал, а она всё смотрела ему вслед и не могла забыть"


Обедали опять в полной тишине. Даже шумный Рендзи не горел желанием что-нибудь сказать. Рукия опять съела всё и ненавистные баклажаны тоже. Так странно видеть её такой. Такой тихой и послушной, не то что раньше. Раньше она была взбалмошной сумасшедшей девчонкой, которая запросто могла мне врезать. Хотя нет, ни странно, уже привычно, Рукия уже давно стала такой. А то мимолётное улучшение было затишьем перед бурей. После той недели, когда сестра даже улыбалась всем, стало ещё хуже. Раньше она хоть как-то выражала своё недовольство и эмоции, а сейчас Рукия на куклу похожа, нежели на человека. И сейчас вот сидит за столом строго по правилам, каким я её учил. Да с такой точностью их даже я не выполняю! Очень надеюсь, что человек, которого я нанял, поможет ей хоть немного.
— Рукия, — позвал я её, — можешь идти.
— Да, Нии-сама. Спасибо Нии-сама, — ответила сестра, резко встала, отрывисто поклонилась и вышла из кухни.
— И что же с ней делать? – уставшим голосом спросил я сам себя, забыв на мгновение о неожиданно тихом Абараи.
— Надеюсь, что этот ваш человек поможет Рукии, — озвучил Рендзи мою же мысль таким же, как и у меня, уставшим голосом.

***
— Ну что Куросаки-сан, — елейным голосом спросил Урахара, подливая ещё чая ко мне в кружку, — вы согласны?
— Я даже не знаю, — в моём голосе сквозило явное удивление, впрочем я его и не скрывал, — это как-то странно...
— А что странного? Вы окончили курсы телохранителя (п/а – будим думать, что такие имеются), а один состоятельный человек хочет нанять охрану для своей сестры.
— Да, но...
— А ещё у Вас есть диплом психолога и хирурга, а это значит, что Вы, Куросаки-сан, случись что, сможете оказать ей как физическую, так и психологическую помощь.
— Нет, — начал я после минуты молчания, отпивая чай, — я ещё понимаю сочетание телохранителя и хирурга, но психолог...
— Эм, — Урахара улыбнулся во все 33 зуба (нет, я никогда не перестану удивляться его улыбки а-ля Сиамский кот), — понимаете, Куросаки-сан, сестра этого человека перенесла большую психологическую травму и находится сейчас в глубокой депрессии. Девушке нужен человек, который сможет ей помочь. К тому же вы с ней ровесники. Да и деньги за эту работу человек предлагает достаточно большие. Ну, так что, Куросаки-сан?
В это мгновение я вспомнил Рукию. Честно говоря, я её и не забывал, но... Мне в голову пришла бредовая мысль о том, что это может оказаться она. Нет, мысль точно бредовая, но девушке, наверное очень нужна помощь, ведь её брат и впрямь предлагает большие деньги за такую работу..
— Хорошо, — я обречённым голос ответил, — я согласен.
— Вот и хорошо, — Урахара протянул Куросаки давно приготовленный лист, — вот распишитесь здесь.
— Хорошо, — сказал Куросаки, ставя размашистую роспись, — куда мне подъехать?
— Держите, Куросаи-сан, — сказал Урахара, протягивая Ичиго маленький огрызок бумаги, на котором мелко-мелко было что-то написано, — а мне пора идти.
— А, — недоумённо сказал Ичиго сам себе, после того, как за Киске закрылась дверь, — у них, что проблемы с бумагой?

***
Рукия бесцельно ходила по дому. А хотя, она давно уже всё делает бесцельно. И гуляет, и общается, если это вообще можно назвать общением, и живёт, если это можно назвать жизнью...
И вот сегодня после завтрака девушка пошла не в свою комнату, как обычно, а в библиотеку. Там она впрочем, тоже часто бывает. Там тихо, спокойно и пахнет книгами. Последние месяцы Рукию стало раздражать общество Рендзи и брата. Они слишком её жалели. На закоулках сознания девушка понимала, что ей нужен лишь один человек. Тот, что смог вывести её из подобного состояния два месяца назад, а потом бесследно исчез. Точнее убежал, но это не суть важно.
Важно лишь то, что девушка сейчас сидит одна в библиотеке и нюхает книги. Странная она...



Она спряталась, а он не мог её найти...


Куросаки Ичиго подошёл к большому дому, стоящему одиноко и довольно далеко от дороги. Хоть машина у Ичиго и была, он предпочитал ходить пешком. За что собственно и был наказан. Вчера вечером и ночью лил сильный дождь, и просёлочную дорогу сильно размыло. Так что к дому, Куросаки подошёл по колено в грязи и злым на весь Белый Свет и на свои дурацкие привычки в отдельности.
Рыжее чудо очень долго искало пресловутый звонок и, наконец, путём долгих изнурительных поисков, нашло.
- Нет, ну и кто додумался замаскировать кнопку звонка под цветочек? – спросил сам себя разозлённый парень и нажал на заветную кнопку.

Дзынь. Прозвенело в доме Кучики. К двери никто не подошёл. Дзынь. Опять тишина. Дело в том, что Бьякуя не очень любил толпу прислуги в доме и по этой причине у них были лишь повар, уборщица и пара-тройка охранников, которые впрочем, приходили, если только хозяин дома куда-то выезжал. Поэтому открывать дверь и отвечать на звонки приходилось самим. А это прошу заметить, не так то просто, имея такой большой дом, как дом Кучики.
Дзынь. К внутренней двери со встроенной к ней камере, позволяющей не выходя из здания видеть, кто звонит, подошёл Кучики Бьякуя. Выглядел он очень раздражённым. Ну конечно! Его же оторвали от такого полезного и важного занятия – каллиграфии!
- Здравствуйте, - холодным голосом поздоровался Кучики, нажимая на красную копку, - представьтесь.
- Э... Здравствуйте, - зазвучал металлический голос из динамика, - я Куросаки Ичиго, я по поводу работы. Вам должен был Урахара Киске позвонить.
- Да, проходите.

В первое мгновение после того, как большая металлическая дверь перед ним открылась, Куросаки слегка растерялся. И было от чего. Весь внутренний дворик, который двориком то было сложно назвать, был в сакуре. Она была везде, и только у самого края каменной дорожки, ведущей к дому, росли какие-то удивительно красивые маленькие цветочки тёмно-фиолетового цвета. Шагнув на выложенную камнем дорожку, Ичиго оглянулся и только после этого заметил далеко в глубине сада старые качели. Это была старая доска, привязанная такими же старыми канатами к большой ветке сакуры. Ичиго это показалось очень милым.
Но когда Ичиго увидел человека стоящего в дверном проёме дома, понял, что сад он сможет осмотреть потом. Наверное, если после встречи с Ним останется жив... и Куросаки пошёл быстрым шагом ко входу в дом.
- Э, - рассеянно протянул парень, - Кучики Бьякуя?
- Да, - ответил мужчина безэмоциональным голосом, - пройдёмте в кабинет.
Бьякуя развернулся и пошёл в глубь дома.
- Да, - зачем-то ответил Ичиго, хоть и сам понял, что его мнения никто спрашивать не собирается.
Парень закрыл за собой дверь и пошёл вслед за мужчиной. По дороге он только и делал, что разглядывал дом. Внутри он казался ещё больше, чем снаружи. Одна комната плавно переходила друг в друга, между некоторыми были двери, а кое-где попадались и небольшие коридоры. Каждая комната имела свой определённый цвет и стиль. В некоторых находились большие диваны и кресла. В других же были лишь строгие столы и стулья. В одних комнатах висело много картин, в других же стояли небольшие красивые статуэтки на высоких каменных подставках. Полы тоже были разного вида. В одних помещениях лежали дорогие ковры, в других же был положен ламинат.
Даже не смотря на огромное разнообразие дизайна комнат, одна из них, в которую Бьякуя ненадолго заглянул, резко отличалась от всего интерьера. Она была небольшая, очень светлая и уютная. На полу лежали мягкий пушистый ковёр. Он был светло-кремового цвета, и не такой, как в остальных комнатах, а был достаточно дешёвым на вид. На стенах были опять же недорогие обои светло-голубого цвета с мелким синим рисунком. У стены рядом с огромным окном, которое выходило на внутренний дворик, стоял небольшой раскладной диванчик. Напротив него на стене висел самый, наверное, дорогой предмет в этой комнате – телевизор. В этой комнате был и стол. Это был маленький журнальный столик со множеством книг лежащих на нём. Все это Ичиго успел увидеть когда Бьякуя заглянул в комнату.
- И здесь её нет, - тихо сказал мужчина недовольным голосом, где же она может быть?
- Ммм... Может, сначала подпишем договор?
- Хорошо, - Бьякуя окинул Ичиго недовольным, полным призрения взглядом, - вначале подпишем договор.
И опять же повернувшись спиной, Кучики направился в комнату, которая находилась неподалёку.

@темы: Блич, Ичиго/Рукия, фанфики (гет)