18:56 

siriko
Семпай, если больше сыра - больше дырок, больше дырок - меньше сыра. Больше сыра - меньше сыра? О.о
Название: Любовь?
Автор: siriko
Фэндом: Bleach
Пэйринг или персонажи: Ичиго/Рукия, Ренджи, Ханатаро, Унохана (будут добавляться по мере написания)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Ангст, Психология
Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 3
Статус: заморожен

Описание:
Я сама ещё не знаю что там будет)))
Публикация на других ресурсах:
где угодно, только с этой шапкой и пожалуйста пришлите ссылку
Примечания автора:
Пожалуйста оставляйте комментарии и аргументированную критику


Уже неважно с кем, неважно почему, неважно из-за кого. Главное что он лежит сейчас на земле и еле дышит. Его тело исполосовано и пронзено ужасно глубокими и не очень ранами. Он, наверное, умрёт. Он, это рыжеволосое, вечно живое существо, с каким-то вечным моторчиком в месте чуть пониже спины, способное изменять людей и делать мир лучше, лежит на земле, в каждой клеточке тела чувствуя ужасную боль. Ичиго... Он сам это понимает и сейчас пытается, несмотря на своё плачевное состояние успокоить чёрноволосую девушку сидящую рядом.
— Рукия, — еле слышно, обсохшими губами, пытается сказать парень, — ты меня только не забывай, хорошо? Если я умру, не забывай меня, прошу...
— Ты... конечно, — по щеке Кучики скатилась одинокая слеза, она её не заметила, а вот...
— Не смей! – слишком твёрдо и уверенно для его положения потребовал Ичиго, дотянувшись-таки до её щеки, и одним пальцем поймал эту... слезу?.. боль? — Не смей! Не надо из-за меня реветь! Подумаешь человеком больше, человеком меньше... не надо...
— Идиот! – прошептала Рукия, а слёзы из её глаз покатились уже ручьями, — как ты можешь так говорить? И... и... ты не умрёшь!
И опять тишина, такая давящая, такая тяжёлая, жестокая тишина...
Девушка сидит рядом с окровавленным парнем, понимая, что ничего не может сделать. Из глубин памяти всплывают никем не прошеные воспоминания... Ичиго. Она так и не успела, не смогла сказать ему, что... И сейчас не может, уже поздно... он умирает... будет ещё больнее.
И опять тишина, такая давящая, такая тяжёлая, жестокая тишина...
Парень лежит на окровавленной земле, боясь пошевелиться, ожидая новой «порции» боли. Лежит и понимает, что, скорее всего, умрёт... Он не боится, не жалеет об этом. Это за неё, его месть... Если уж та погибла, то эта просто обязана жить... Воспоминания. Она лежала почти так же... Рукия, он не успел ей сказать. Только об этом он жалеет. Сказать сейчас? Не поверит. Хм. Подумает, что это предсмертный бред. Наверное, умирает.
— Рукия, — полушепот полухрип, — а какая у тебя заветная мечта?
— Мечта? – её бровь удивленно поднялась от столь неожиданного вопроса, — мечта... не знаю даже... Ну, может... ну, я очень давно хотела научиться танцевать танго.
— Хм, — на его лице появилась слабая улыбка, — а я умею.
В следующее мгновение парень лежал без сознания.
— Ичиго! – голос Кучики сорвался на крик, — Ичиго!
— Рукия-сан, — донёся из-за спины знакомый голос, — отойдите, пожалуйста!
— Что? Ханатаро?
— Да, госпожа, — Ханатаро уверенно осматривал раны Ичиго, — меня послали сюда, для того чтобы оказать первую помощь Ичиго.
— Ханатаро, что с ним? — взволнованным голосом спросила Рукия.
— Ну, — протянул шинигами, осматривая очередную рану Куросаки, — раны у него серьезные, но думаю, жить он будет. Основные кровотечения я остановил, надо быстрее доставить его в больницу, чтобы не было осложнений.
— Да, — как-то рассеянно проговорила Рукия и повалилась в забытие.
— Наверное, переволновалась, — констатировала подоспевшая Унохона, — да и к тому же она тоже дралась.



Прошло две недели. Ичиго и Рукию благополучно доставили до больницы. Девушка поправилась в следующий же день. У неё было банальное перевозбуждение, организм не выдержал нагрузки. Ичиго же так и не пришёл в себя. Точнее время от времени он просыпался, но совершенно ничего не соображал, говорил какой-то бред о дожде, который пахнет смертью и о том, как сильно его ненавидит. Рукия во всём почему-то винила себя, и сидела целыми днями у кровати Куросаки. Под конец первой недели все её знакомые начали не на шутку за неё волноваться. Даже Бьякуя чуть ли не на коленях уговаривал девушку отойти от Ичиго хоть та десять минут. Так нет же. Она даже брата не послушала. О Боги, что с ней?
— Ну, Рукия, — ласковым голом говорил Ренджи, — может, хоть в коридор выйдем? Прогуляемся?
— Нет, — твёрдым голосом.
— Почему?
— Потому.
— Ну, всё, — красноволосый шинигами встал, — мне надоело! Не собираюсь я перед тобой на коленях стоять. И вообще врядли он сегодня в себя придёт.
— Нет, — в её голосе появился металл.
— Ладно, — кинув злобный взгляд на девушку, шинигами вышел, громко хлопнув дверью.
По щекам Кучики покатились слёзы. Почему-то она очень сильно волновалась за этого недошинигами. Так сильно, что ни на минуту не могла от него отойти. Винила себя во всех бедах случившихся с Ичиго, после того как он стал временно исполняющим шинигами. А слёз было всё больше и больше, и если бы Ичиго был в сознании, он бы непременно бы её отругал... а потом утешил. Её рука лежала на его кровати, совсем рядом с его рукой. Он часто брал её за руку, когда куда-то торопился, а она шла слишком медленно.
Комната, а точнее одиночная палата в лазарете. Тишина, Кучики всегда любила тишину и сейчас она сидит и слушает эту тишину, такую нежную и добрую. Люди, наверное, быть такими не умеют. И вот сидя в этой тишине Рукия услышала какое-то тихое-тихое шуршание. Пытаясь понять от куда исходит столь неожиданный звук, девушка закрыла глаза прислушиваясь. Через минуту девушка удивлённо поняла, что её руку кто-то слабо сжимает, а звук-то этот идёт ни от кого иного как от Куросаки. Мгновенно открыв глаза, Кучики устремила свой взор на Ичиго, тот лежал и с какой-то дебильно-нежной улыбкой смотрел на девушку.
— Ичиго, — еле слышно прошептала девушка, — идиот, ну чего ты тут лежишь и лыбишься?
— Сама дура, — такой же тихий ответ, — ну а ты чего плачешь-то? Неужели из-за меня?
— Нужен ты мне, — буркнула Рукия, увидев его ухмылку, — ты хоть знаешь, сколько здесь пролежал?
— Неа, — хм, продолжает улыбаться, странно.
— Две недели!
— М-да, влетит же мне от отца.
— О-о-о, а ты, похоже, сильно головой-то долбанулся, это что единственно, что тебя беспокоит?
— Да как ты только догадалась? – язвительный ответ, а затем, более мягко пытаясь дотронуться до её лица, — ну чего ты плачешь? Глупая...
— Я не... Надо позвать кого-нибудь, чтобы тебя осмотрели.
— Не надо...
— Надо! – быстро вскочив и вытирая с лица слёзы, Кучики вышла, громко хлопнув дверью.
— Глупая, — прошептал в тишину Ичиго и закрыл глаза.



— Я не... Надо позвать кого-нибудь, чтобы тебя осмотрели.
— Не надо...
— Надо! – быстро вскочив и вытирая с лица слёзы, Кучики вышла, громко хлопнув дверью.
— Глупая, — прошептал в тишину Ичиго и закрыл глаза.

***
Выйдя из палаты, девушка обнаружила, что Абарай так и не ушёл. Увидев Рукию, он победно улыбнулся.
— Ну, что решила всё-таки прогуляться? – ухмыляясь, спросил Ренджи.
— Ичиго пришёл в себя, — девушка окинула Абарайя таким унижающим взглядом, что у того холодок по спине пробежался... и не только по спине, — позови кого-нибудь. Это приказ.
— Приказ? Но я... – девушка окинула его ещё более унижающим и холодным взглядом.
«ТАК умеет только она... Ну, может ещё капитан Кучики... Мда...» — пронеслось в голове у Ренджи, пока он нёсся по коридорам здания для того, что «позвать кого-нибудь», а кого именно он и не знал.
А Рукия тем временем, наконец, совладав собой, вернулась к Куросаки. Окинув его холодным, но всё же с ноткой волнения взглядом, она села на уже полюбившийся стул. Ичиго лежал с закрытыми глазами.
— И всё же ты глупая, — его губы расплылись в улыбке.
— Что? – возмущенно переспросила девушка, — да как ты...
— Я же просил тебя, — его голос до сих пор слаб, но он уже довольно крепко сжимает её руку, — я же просил не плакать из-за меня! Нашла из-за кого... Глупая.
— Да как ты! – даже с некой яростью в голосе произнесла Кучики, — ты же мой друг... ведь друг, да?
— Конечно, друг, — с непонятной горечью в голосе сказал Ичиго, — а знаешь, что?
— Что?
— Как только смогу нормально ходить, я научу тебя танго танцевать, — Куросаки внимательно следил за реакцией девушки.
На её лица отразилось сначала непонимание, потом удивление, затем осознание и, наконец, возмущение.
— Не-е-е-т, — протянула девушка.
— Да-а-а, тебя за язык никто не тянул.
— Да где же этот Ренджи!? – с раздражением в голосе спросила Рукия.
Ответом ей послужил оглушающий грохот за спиной. Как выяснилось, это был разъярённый Абарай. Это он так дверь открыл... Оббежав всё здание, шинигами таки нашёл человека из четвёртого отряда. Этот человек смотрел сейчас испуганно на дверь, точнее на то, что от нее осталось.
— М-м-можно, — заикаясь от страха, спросил неизвестный нам герой, — мне надо осмотреть Господина Куросаки.
— Господина? – разъярённо переспросил Ренджи, он Господин?
— Ренджи, — Рукия взяв друга за руку, потянула его на выход, — успокойся! Чего ты людей пугаешь?
А Ичиго лежал, отвечал на вопросы шинигами и смотрел на дверь, за которой скрылась девушка...



Мне, если честно, эта глава не нравится, так что критикуем с двойным упорством)))

@темы: Блич, ичиго/рукия, фанфики

URL
   

.::МИР::.

главная